Назад к списку

Методология работы для высоких уровней. Когда цель - уровень native-like.Часть 1. Что такоe Native-Like?

В данной серии статей статей я предлагаю к рассмотрению методологию самостоятельной работы с целью повышением уровня языка с уровня Upper-Intermediate/Advanced до уровня Native-Like. 

Статьи учитывают особенности менталитета русскоязычных людей и историю изучения английского языка как предмета в школах и других учебных заведениях в России и СНГ на протяжении последних 30 лет. 

Для понимания предложенной методологии необходимо углубиться в такие вопросы как: 

  •  Особенность восприятия акцентов в России 
  • Особенности русской культуры общения, явные для иностранцев и неявные (невидимые) для носителей русского языка 
  • Статистика и результаты изучения английского языка за последние 30 лет в России и СНГ 

Далее мы рассмотрим методы, предлагаемые как стандарт студентам с уровнем Upper-Intermediate и выше, разберем их результативность и альтернативные варианты достижения результата.   


В первой части (в этой статье) мы поговорим о том, что такое уровень "native-like".  


Во-первых, нужно отметить, что в образовательном пространстве СНГ нет понятия уровня “native-like”. Образовательные учреждения обучают английскому языку по шкале от “beginner” до “advanced”, где до “advanced” в школах никогда не доходят. Это не предусмотрено программой. Например, в современной российской школе, согласно официальным спецификациям, представленным на сайте ФИПИ (Федеральный институт педагогических измерений), ЕГЭ содержит задания: 

  • Базового уровня А2/A2+ (соответствует уровням elementary / pre-intermediate) 
  • Повышенного B1 (соответствует уровню intermediate) 
  • Высокого уровня B2 (соответствует уровню upper-intermediate) 


Российские учащиеся изучают английский язык в образовательном курсе среднего (полного) образования в диапазоне сложности от A1 до B2. Advanced (который часто называется в русскоязычном пространстве “продвинутым”) в школе не предусмотрен. Ввиду того, что мало кто владеет этим уровнем, мало кто его видел и понимает критерии владения языком на уровне “advanced”, он часто ошибочно воспринимается как “запредельно высокий”. 


Давайте посмотрим на классификацию согласно CEFR

Advanced - это уровень C1, когда учащиеся могут говорить на большое количество тем без особой подготовки. Он же соответствует 6.5 - 7.5 баллам, если вы сдаете IELTS или 95 - 120 баллам, если вы сдаете TOEFL. 


Я знаю лично много людей, которые сдали экзамен на балл в этом диапазоне, и да, разговаривать они могут, в принципе, на большое количество тем, но вот понять любую тему глубоко не могут, как и качественно выразить свои мысли на английском. Владея фактическим сертификатом “advanced”, они тем не менее чувствуют, что не соответствуют уровню “продвинутый” (попадая в жизненные ситуации, которые не могут решить) и не понимают, как им двигаться дальше, потому что людей с таким уровнем вокруг очень мало. 

Нет спроса - нет и предложений. Языковые школы редко предлагают курсы “advanced”, т.к. основной пул их клиентов в русскоязычном пространстве - люди, желающие выбраться из вечного “elementary”. А что делать тем, кто уже по факту advanced и вдруг обнаружил, что это далеко не “продвинутый” уровень? 


Вот, что, например, должен уметь человек с уровнем Advanced, согласно CEFR: 

  • discuss in detail issues related to success, including building a motivated, successful team (в деталях уметь говорить об успехе, в том числе о построении успешной команды)
 
  • talk in some detail about your favorite paintings and the architecture of buildings that you like (в некоторых деталях уметь говорить о любимых произведениях живописи и архитектуры)
 
  • discuss societal problems, possible solutions for problems and what role corporations can play (обсуждать общественные проблемы и роль корпораций)
 
  • talk about events and issues in the news and how they affect people and companies (обсуждать новости и их влияние на людей и компании)

  • understand and discuss issues related to ethics, like civil disobedience (обсуждать вопросы этики и гражданского неповиновения) 
 


А что если человеку не интересно обсуждать новости и рассуждать об успехе? Что если его не интересует живопись, и обсуждать корпорации или гражданские протесты для него - пустая трата времени? Что если ему интересно говорить о сути вещей, о литературе, о взаимодействии с людьми? Заметьте, что уровень не подразумевает способность говорить о собственных внутренних переживаниях, эмоциях, чувствах. Именно здесь (в моей практике) люди часто ощущают нехватку слов, способов и практики - они не могут выразить душу и понять душу другого, хотя могут рассказать, что было в новостях. 


Критерии, которыми обозначен уровень “advanced” напоминает мне ряд “топиков”, которые нужно выучить, чтобы сдать экзамен (в данном случае - C1). Человек готовится говорить на английском на заданные темы, учит соответствующие слова и идиомы, подтверждая свою способность “говорить на большое количество (заданных) без особой подготовки”. Все, как заявлено, без обмана. Однако по факту это не уровень свободного общения, хотя именно так часто интерпретируется. 


Я так же сдавала в университете немецкий - учила “топики”. Я сдала экзамен и получила официальный C1. Приехав в Германию, я поняла, что ничего не понимаю и снова подтверждала С1, после чего мне сообщили, чтобы я не строила иллюзий: с таким уровнем в магистратуру не возьмут, этого недостаточно. И я пошла готовиться к DSH (специальный языковой экзамен для поступления в университет), сдала на 95% и подтвердила С2. 


С2 в английском и немецком классифицируются одинаково: proficient (то есть выше, чем advanced).

Лично мне С2 очень не хватало, чтобы полноценно участвовать в жизни университета, писать научные работы на немецком, выступать с докладами на немецком и озвучивать свое мнение на лекциях. Я отмалчивалась, а потом поняла, что С2 - иллюзия, но одновременно общепринятая база для получения академических знаний на иностранном языке. Мне нужен был уровень выше. Какой - я тогда понятия не имела. Курсов по уровню выше, чем С2 нигде не было. 


И сейчас их нет. 

В школах предел - B2.

Для особо продвинутых, кто заканчивает специальные курсы - С1. 

Дальше? Общество и образование в целом пока не заинтересованы в том, чтобы люди шли дальше, т.к. возможности и уровни выше людям даже не показывают (они пребывают в уверенности, что “advanced” - это самый высокий). 


Посмотрим, что такое C2 в деталях. 

"Can understand with ease virtually everything heard or read. Can summarize information from different spoken and written sources, reconstructing arguments and accounts in a coherent presentation. Can express him/herself spontaneously, very fluently and precisely, differentiating finer shades of meaning even in more complex situations.” (источник)

Согласно классификации, человек с этим уровнем может понимать практически все, что читает или слышит, может выразить себя в спонтанных ситуациях, различая даже тонкие оттенки значений в сложных ситуациях. Это в общих чертах. 


Теперь давайте посмотрим, что включает в себя подготовка к этому экзамену, на которую отведено 1000 часов (источник тот же):

  • discuss issues related to science and technology, including robots and new inventions 
(говорить о науке и технологии, в том числе о роботах и новых изобретениях) 
  • talk about celebrities, celebrity activism and gossip about celebrities 
(обсуждать знаменитостей и сплетни о них) 
  • use a variety of techniques for promoting creativity in your speech and writing (использовать ряд техник, чтобы проявлять креативность в устной и письменной речи (если честно, мне тут не совсем понятно, что требуется от студента) 
  • discuss financial planning and give and understand advice about personal finance (обсуждать финансовое планирование и понимать советы о ведении дичных финансов) 
  • talk about stress in your life and the lives of friends and colleagues (говорить о стрессе в своей жизни и в жизни друзей и коллег) 
  • discuss techniques for doing research on a wide range of topics (обсуждать техники для проведения исследований на разнообразные темы) 


К набору “топиков” из С1 (живопись, архитектура, гражданские протесты) добавился еще ряд топиков. Более “продвинутый” студент должен уметь говорить о стрессе (который, получается, должен присутствовать в жизни каждого), о финансовом планировании, должен уметь перебирать сплетни и обсуждать роботов. 

Интересно, что студенту заранее определяют набор тем, о которых он должен уметь говорить. Студент об этом знает и готовиться говорить именно о них. Когда я готовилась сдавать DSH (или С2) в Германии, я тоже планировала свои ответы на конкретные темы. Только позже я поняла, что моя способность подготовиться к обсуждению конкретных тем не имеет ничего общего с теми задачами, которые мне нужно ежедневно решать в университете и за его пределами на немецком. Это не свободный уровень, это уровень хорошей подготовки к определенным условиям (условиям экзамена). 


Например, мне нужно было найти квартиру на немецком и переехать (даже после сдачи этого экзамена каждый звонок агенту по интересующей меня квартире казался мне адом), мне нужно было отвечать на вопросы немецких преподавателей об истории мирового кино, о библии (я изучала религию в контексте американской культуры), о культурном наследии Европы… Если честно, это было очень сложно. Даже умея “говорить” на заданные темы, я не все могла понимать, когда люди давали мне информацию на те же самые темы, когда ту же информацию я читала в книгах на немецком. Но экзамен этого и не требовал. Там все в рамках, и в этих рамках я умела делать все на 95%… Но мне нужно было то, что за пределами этих рамок. Мне нужны были друзья. 

С друзьями говорят о том, что на душе, с ними не обсуждают роботов или советы по финансовому планированию. Это хорошо делают и те, кто не друзья. Друзей не заведешь, умея умно говорить о технологиях и живописи. Друзья слышат то, что ты не сказал, что сказал между слов, что подумал и что имел ввиду. А я не умела понимать, что люди имеют ввиду. Я умела понимать практически все, что “сказано или написано” (по стандартам экзамена), но не умела виртуозно участвовать в живом общении как человек, а не как прилежный студент.Этому я научилась позже, года через три, когда поняла, что мне в другую сторону. Мне были нужны друзья, мне были нужны люди. Мне было плевать на роботов. 


Есть интересное мнение, что уровень С2 осваивает даже не каждый носитель языка, т.к. это сугубо академическая подготовка, и не каждому носителю она нужна. Более того, если мы возьмем к примеру неграмотных людей (не умеющих читать и писать), выросших в англоговорящей среде, какой уровень языка будет у них? Fluent? C1? Native?Люди, не умеющие писать и читать, все же отлично умеют говорить и понимать. Они все равно имеют статус носителя языка. Однако, люди, которые стремятся “говорить как носитель” вряд ли подразумевают, что хотят приобретать знания у необразованных носителей языка. Чаще всего, люди подразумевают “уметь говорить, понимать, слышать, писать, читать и выражать себя так же легко, как на родном языке”.Но соответствует ли это уровню С2? 


Другой источник указывает на то, что для большинства изучающих английский язык С2 это последняя ступень (и это верно, выше уровней по шкале CEFR нет), в то время как это на самом деле первая ступень для достижения уровня native-like. C2 - уровень, к которому можно подготовиться у себя дома, для этого необязательно ехать в англоговорящую страну.  

"C2 Level" proficiency. For most people, this is the last stage of language learning, but to become native-like, this is actually the first stage you'd need to reach. A C2 level is attainable with the usual mixture of study, exposure, and practice, and it's feasible to get there without ever setting foot in a foreign country." 


Есть также и другое мнение: уровень "native-like" не означает следующий уровень, после С2. Это совсем другой уровень, другой калибр. 

Я также могу утверждать из своего опыта, что С2 - необязательное условия для достижения уровня "native-like". Я знаю лично много людей, которые уехали в англоговорящую страну, сдав экзамен на B1 и сами дошли до "native-like". И я также знаю много людей, которые сдали GMAT, C2, C1, уехали в англоговорящую страну и так и не поняли, что им нужно делать дальше для того, чтобы влиться в это новое для них общество, которое они так и не научились понимать, несмотря на казалось бы высокий уровень; причем общество также не понимает их. 


Что же такое native-like, если это не продолжение С2? 

Согласно словарю lexico

native-like 

Resembling that of a native; specifically designating proficiency in a foreign language comparable to that of a native speaker. 

То есть напоминает уровень владения носителя языка; уровень, сравнимый с уровнем носителя языка. 


Это не совсем то же самое, что fluent.Многие люди могут общаться fluently (“свободно”) на бытовые темы, могут поддержать беседу о бизнесе, могут договориться о ремонте холодильника и тем более пройти собеседование (это самое легкое в этой категории с точки зрения языка). Но fluent не всегда означает, что люди могут прочитать художественную книгу на ту же тему, что обсуждали с друзьями и все понять. Не означает, что они могут прочитать рекомендации по инвестиционным предложениям от своего банка и все понять, или прочитать сведения, которые прислала им страховая компания с целью перейти в другую категорию налогоплательщиков - и все досконально понять (у меня были такие ситуации). Было время, когда я считала, что у меня уровень fluent, но я не могла прочитать инструкцию к своей микроволновке - там мне было ничего непонятно. Когда я научилась читать и понимать немецкие журналы по вязанию (я сама вязала себе одежду в то время), вот тогда я чувствовала, что действительно - для меня больше нет разницы, какими буквами воспринимать смысл - результат получается ожидаемый и добротный - элемент одежды, который я ношу. Более того, я могла носителю немецкого языка объяснить, как я это связала. 


Для меня, уровень “native-like” это не только про то, как свободно говорить, но и про то, как все понимать - все, что говорят носители языка, все, что понятно им (причем, часто, без слов). Для этого важно понимать структуру мышления представителей этой другой культуры, а это невозможно без развития собственного мышления. Развивать нужно именно объем мышления, в который на данный момент, например, помещается только определенный объем информации (поэтому многое, из того, что говорят носители языка - “непонятно”. Оно находится за пределами текущего понимания человека и текущего объема мышления). 


Ни один из академических уровней от А1 до С2 не учитывает развития сознания и мышления на языке. Все они “натаскивают” человека до способности выдавать ожидаемую информацию (или копировать чье-то мнение об информации) на заданные заранее темы (чтобы сдать экзамен) и понимать информацию в рамках заданных тем. Все, что за рамками использования языка в академических целях ( а это и есть сам человек с его внутренними переживаниями, его истинные мысли, его чувства, его мироощущение, его личные вопросы, задачи, стремления, его вопросы к себе, его понимание и осознание себя) - не учитывается и не тренируется. 


Другими словами, язык сейчас преподается в отрыве от самого человека. А “человек" - это не просто набор физиологических, биологических и интеллектуальных данных, это еще сознание и мышление. Именно качество сознания определяет мысли человека. Мысль определяет действия. Действия (речь - это тоже действие) просто отражают уровень развития сознания. 


Native-like, по тем немногочисленным определениям, доступным в интернете, - это не про академические знания. Это уровень, когда по качеству восприятия и изложения информации мы похожи на человека, который вырос в определенной культурной и языковой среде. Именно на “человека”, не на “студента”, не на “выпускника именитой школы”, ни на “успешного финалиста серии экзаменов”. Именно поэтому этот уровень мне интересен больше всего - он позволяет мне понимать людей, а не просто правильно выговаривать или понимать слова и предложения. Если я понимаю людей, я понимаю, как строить коммуникацию, я понимаю, как управлять командой, я умею направлять свою мысль, чтобы передать смысл (а не просто отдельные слова в определенной грамматической форме), я умею донести смысл без искажения информации именно на том языке восприятия, на котором может воспринимать человек, с которым я сейчас разговариваю. Я также умею не создавать напряжения в общении с людьми, потому что понимаю, как они мыслят и как они воспринимают; я не создаю напряжения своим произношением - люди прекрасно понимают мою речь.


Это не значит, что меня безоговорочно сразу принимают за “своего” человека. Если я разговариваю с человеком долго, он поймет, что английский - не мой родной язык, и это нормально. Где-то проскользнет акцент, где-то выяснится, что я не знаю героев мультфильма, которые должна бы знать, если я там выросла, где-то будет новое для меня слово, где-то будет непонятная мне шутка… Я не стараюсь выдать себя за билингва или носителя. Поэтому уровень обозначается как “native-like”, а не уровень “native speaker” (носителя языка). Уровень носителя языка есть только у носителей языка (билингвы с рождения или юных лет к ним тоже относятся). 

Но я точно знаю, что я в своей среде, когда я общаюсь с носителями языка. И они понимают, что мы из одной среды. Когда я переключаюсь на русский, я меняю среду и меняется как мое восприятие, так и мой голос, интонации, жесты, междометия, шутки, и много других параметров. 


Вот интересный вопрос человека, который пишет и говорит без ошибок, на уровне "native-like": 

Я не родился в англоязычной стране, поэтому сказать, что я носитель языка было бы обманом. Однако сказать, что мой уровень - proficient (тот самый С2, вершина классификации по CEFR) - было бы умалением моих языковых способностей. 

Я говорю на английском каждый день… я понимаю все культурные отсылки и шутки. Когда я говорю на английском, я так же комфортно себя чувствую, как когда говорю на своем родном. Носители языка никогда не подозревают во мне не носителя языка, хотя если мы общаемся продолжительное время, они иногда замечают некоторые моменты. 

 Я пишу резюме и ищу подходящее слово, не знаю, как назвать свой уровень. Обычно я просто пишу, что у меня сертификат С2, но я значительно улучшил свои навыки с момента сдачи экзамена и написать “С2” было бы недооценить себя. Есть ли у кого мысли на этот счет? 


I haven't been born or raised in an English-speaking country, so I feel like saying that I'm a native speaker would be deceptive. On the other hand, saying that I'm proficient is an understatement. 

English is dominant in my day-to-day life, I'm very much immersed in the American media, I get all the cultural references and jokes. I feel as comfortable when I speak in English as when I speak in my native language. Non-natives never suspect I'm not a native, though natives do sometimes pick up on something after we talk for a while. 

I'm writing a CV and I'm looking for a suitable label. Usually I simply stated that I have a C2 language certificate but since I've gotten the certificate I've improved and - as I said - now it kind of seems like an understatement. Any suggestions?



Интересно, правда?  

Таких людей много, но меньше, чем тех, для кого создаются языковые школы, чтобы провести их по дороге от А1 до В1.Такие люди не идут в языковые школы получать сертификат, если цель - повысить уровень владения языком - им просто там нечего делать. Поэтому о них мало кто знает. 


Важно отметить, что, владея иностранным языком на уровне "native-like", человек может легко сдать любой экзамен (например, С2). Нужно только будет изучить структуру и требования экзамена. Но человек, подтвердивший С2, не всегда может общаться с людьми на уровне "native-like" - так, чтобы людям было с ним легко, и ему самому было неважно, на каком языке передавать смыслы. 


Резюмируя, приведу критерии native-like в моем понимании. Именно этими критериями я руководствуюсь в работе с людьми и при создании обучающих программ  (я не претендую на научную степень, и даже в научных кругах дефицит информации на эту тему): 

  •  Это уровень развития именно мышления (развита способность мыслить на иностранном языке, управлять мыслью и понимать мысль как предопределяющую основу речи). Имеется ввиду способность развивать объем мышления. Без этого человек будет стоять на месте, впитывая гигабайты новых слов и грамматики без понимая, как их применять в среде носителей языка. Увеличивать объем памяти и объем знаний не равно развивать объем мышления. Объем мышления не определяется количеством информации, которую человек смог выучить, воспринять или запомнить, но качеством восприятия и ее обработки, в том числе абсолютно новой информации, находящейся за рамками текущего восприятия. Дети именно так учатся - каждый день постигают новое, чего в их опыте прежде не было, и при этом не испытывают беспомощности, восклицая: “Я не учил такого правила” или “Нам этого не объясняли”. 
  • Это развитый навык использовать речь как инструмент развития собственного мышления. Речь из категории “результат” переходит в категории “инструмент” и “критерий результата”. 
  • Это развитый навык быстро ориентироваться в новой информации и новой информационной языковой среде. Именно качество мышления будет определять скорость адаптации. Когда человек умеет быстро ориентироваться (найти то, чего раньше не знал и научиться тому, чего раньше не умел), ему всегда будет интересно идти дальше (в том числе дальше академических уровней). В текущей системе образования людей приучают не учиться, а ждать, когда их научат (“Это мы будем проходить на следующем уровне”, “Это ты сам не поймешь”, “Эту грамматику мы еще не проходили, не лезь туда”). Попадая в ситуации, где ничего, из того, что человек учил, не помогает ему решить конкретную задачу, человек с таким качеством мышления теряет мотивацию и впадает в ступор (начинает искать или пассивно ждать того, кто объяснит, что делать). Особенно интересно наблюдать за подростками, которые уезжают учиться в другую страну и соответственно - другую языковую среду. То, как они будут справляться с новыми задачами и работать с новой информацией целиком зависит от качества сознания и мышления. Дети в целом справляются быстрее, чем взрослые (которые, уезжая по работе, и через 10 лет нередко остаются на том же уровне владения языком). Причиной является отсутствие или неразвитый навык пользоваться возможностями, предоставляемыми новой средой (человек продолжает мыслить рамками прежней среды), воспринимать информацию другого качества и формата и развивать собственный навык менять среду) 
  • Это способность говорить (и мыслить) без акцента (или с минимальным акцентом). Если человек напрягается, чтобы вас понять, то это вряд ли уровень “native-like". Другими словами, это отсутствие напряжения в коммуникации, которое может создаваться дефектами произношения, передачей искаженных смыслов, прямым дословным переводом или неумением понимать культурный контекст ситуаций. 
  • Это способность свободно выражать себя (свои мысли, чувства, переживания, мировоззрение и понимание общечеловеческих ценностей) как устно, так и на письме, так и мысленно (уметь воспринимать истинный смысл сказанного, услышанного, написанного на иностранном языке). Одновременно со способностью качественно передавать информацию на английском языке, важна способность удостовериться, что информация получена верно (то есть понимать уровень восприятия собеседника-носителя). При необходимости, если информация не была получена или была получена в искаженном виде, уметь сменить метод подачи информации и настроиться на другой диапазон частоты восприятия. То есть вы спокойно можете прочитать и понять как инструкцию к холодильнику, так и Драйзера в оригинале. Вы сами можете написать (произвести) текст, который будет понятен носителю языка и не вызовет напряжения ввиду несоответствия слов и вложенных смыслов. Вы можете также обучать носителей языка тому, в чем вы компетентны и на основе обратной связи понимать, насколько информация была усвоена. 
  • Это не имеет ничего общего с “бизнес-английским” (или другим иностранным языком “для бизнеса”), в том контексте, в котором его массово предлагают сегодня в системе обучения иностранным языкам. “Бизнес-английский” преподносится как какой-то особенный уровень языка, недоступный (а потому запретный) для тех, кто лично с “бизнесом” не знаком. Ореол “особенности” создает множество опасных иллюзий, т.к. программы бизнес-английского просто предлагают учащимся другую лексику, другие “топики” (например, про маркетинг, PR, или HR). Суть при этом остается прежней - люди идут по заданной траектории градации академических уровней. Учебники по бизнес-английскому выпускают те же издания, что готовят к экзаменах в рамках CEFR. Результат, который мы наблюдаем массово - студенты этих программ умеют обсудить best-practices на совещании и представить отчет руководству, но совершенно не умеют общаться и расположить к себе людей (и тем более продавать на английском языке) за пределами офиса или даже переговорной комнаты. Уровень native-like сконцентрирован на понимании человека, поэтому владеющий этим уровнем может понять и объяснить любые бизнес-процессы (в которых он компетентен или которым обучается), потому что бизнес - это люди. Строить качественные отношения с людьми, для которых родной язык отличный от моего (в бизнесе или вне его) - также относится к навыкам этого уровня (однако требует развития других навыков в том числе). 
  • Это ощущение себя в своей тарелке в среде носителей языка. Это мгновенное переключение с одного языка на другой не только на уровне слов, но и на уровне интонаций, восприятия, выражения своих эмоций и пр. Например, если я случайно споткнулась на улице и ударила большой палец ноги о бордюр, на русском я скажу “ой, больно”, на английском я скажу “auch! You stupid sidewalk bump!”, на немецком я скажу “Aua! Das schmerzt!” Интонации, как и сами междометия для выражения болезненных ощущений, будут совершенно разные. По-разному я приду в гости в английскую, немецкую или русскую семью. В первый год в Германии меня много раз обескураживал тот факт, что семья, в которой я жила, съедала ужин сама, если приглашала гостей, а те опаздывали на 20 минут. Когда гости объявлялись, им говорили “Извините, ужин мы съели, иначе он бы остыл. Есть кофе с пирогом. Хотите?” При этом гости понимающе кивали и виновато клялись в следующий раз не опаздывать. В русской культуре это немыслимо. Гостя накормят в любом случае, даже если он опоздал на неделю, и еще дадут с собой еды. 
  Продолжение будет в части 2.      




© 2016- 2018 UP SKILL ME
ООО АПСКИЛМИ. ТРЕНИНГОВЫЙ ЦЕНТР НАТАЛЬИ ТОКАРЬ 
 ОГРН 1167746361969 
 ИНН 7734381828 
 Москва, ул. Генерала Глаголева д.11, к.1